Теннис

Тренер Цуренко – о снятии украинки: «Леся рассказала максимум 10 процентов»

Getty Images/Global Images Ukraine. Леся Цуренко

Тренер теннисистки Леси Цуренко Никита Власов прокомментировал решение украинки сняться с матча 1/16 финала турнира серии WTA 1000 в Индиан-Уэллсе против белоруски Арины Соболенко:

– На самом деле Леся рассказала, наверное, максимум 10 процентов от всего, что произошло. История началась с серии американских турниров. Сначала два турнира проходили в Мексике. Вроде, все неплохо, локации прекрасные, но возникало множество проблем. Например, организаторы предоставляли просто сумасшедших водителей. Они гоняли с неимоверной скоростью. В итоге пара игроков по дороге получила травмы.

У Леси, благо, в этом плане все было хорошо, но она испытывала проблемы с рукой – это хроническая травма еще с прошлого сезона. Мы договорились, что Леся не будет рвать на корте, чтобы не усугубить травму. Приехали в Мексику, а организаторы выбрали очень тяжелые мячи, там были шершавые корты.

Читайте также:
Цуренко снялась с матча против Соболенко на турнире в Индиан-Уэллс

Через полторы минуты после матча мяч увеличивается в размерах, становится чуть ли не в два раза больше и тяжелее. И ты понимаешь, какой это стресс для руки. На обоих турнирах Леся проходила квалификацию, но в основной сетке снималась из-за проблем со здоровьем. Слишком велик был риск, что она усугубит травму и пропустит потом часть сезона.

В общем, отыграли мы в Мексике и полетели в Индиан-Уэллс. Там мы хотели поговорить с [исполнительным директором WTA Стивом] Саймоном, потому что у Цуренко накопилась к нему масса вопросов. Еще перед квалификацией Леся запросила встречу. Ей сказали, что встреча обязательно состоится, но пока у него дела.

– Какие вопросы Леся хотела задать функционеру?

– Ровно год назад, именно на этом турнире, украинские теннисистки встречались с Саймоном и обсуждали, что делать с российскими и белорусскими спортсменками на фоне войны в Украине. Допускать их к соревнованиям или нет и вообще какие шаги будет предпринимать WTA? Украинцы, насколько помню, пришли к Стиву с требованием забанить представителей беларуси и россии, не допускать их к турнирам под эгидой WTA. Тогда Стив сказал так: «Я вас прекрасно понимаю, но поспешных решений мы принимать не будем. Понаблюдаем за ситуацией».

И вот спустя год Леся пришла к Саймону и сказала: «Год прошел, ты понаблюдал, но WTA ничего не сделала для украинцев». И предложила посчитать, что изменилось за прошедшее время у украинцев, россиян и белорусов из-за того, что россия напала на Украину. Все предельно очевидно: украинцы не могут полететь домой, не могут тренироваться на Родине, не могут пользоваться медициной в Украине, восстанавливаться там.

Если спортсмен в течение сезона устал и хочет перевести дух, он не может банально полететь домой и обнять родителей, потому что страну продолжают бомбить. Плюс украинцы несут колоссальные затраты на жилье, потому что постоянно вынуждены жить в отелях, на съемных квартирах, обеспечивать жилье своим семьям, которые были вывезены в Европу. Плюс спортсмены отдают деньги тренерам в ЕС, арендуют корты. И украинцы активно донатят свои личные деньги на поддержку армии и мирного населения.

А что у россиян и белорусок? У них убрали флаг возле фамилии. Все! При этом Анастасия Гасанова из россии открыто поддержала войну, повторила все нарративы путина. Чтобы вы понимали, накануне вторжения россии в Украину она тренировалась в Киеве, с нашими тренерами и на наших кортах. А сейчас такое говорит.

Читайте также:
ВИДЕО. Тренер из Одессы ответила российской теннисистке-стороннице путина

В общем, в разговоре с Саймоном Леся перечислила все моменты, которые ее волновали относительно участия белорусок и россиян в турнирах, на что функционер ответил, что не видит никаких проблем, все нормально. А будет ли оказана какая-то помощь украинкам со стороны WTA? Нет, ассоциация не изменит свою политику. И если кто-то из игроков поддерживает войну, то это, конечно, не очень хорошо, но это их личное мнение и право так говорить. Осуждать и наказывать игроков за это никто не будет. Леся спрашивает: «А вот если бы ты был на моем месте, как бы ты себя чувствовал?»

Отвечает: «Конечно, ужасно, но я не на твоем месте, а ты неплохо справляешься». В итоге Саймон просто дал понять, что для него нормально, когда в одном туре играют украинки, страдающие из-за войны, и представительницы россии и беларуси, которые эту войну как раз и начали. Ему жаль украинок, но он ничего менять не будет, потому что, повторюсь, даже если украинки и россиянки поддерживают войну, это их личное мнение. А еще Саймон чуть ли не прямым текстом сказал, что выступает за то, чтобы россиянок и белорусок допускали к Олимпиаде-2024.

Леся говорит: «Ты понимаешь, что если такое случится, то украинки автоматом пропустят Игры?» На что функционер отвечает: «Ну, это же ваше решение, у вас политики сами решают, а мы не будем никуда лезть». Был действительно долгий разговор, по итогу которого Саймон сказал: «Никакой помощи украинкам не будет, а я продолжу наблюдать за ситуацией». Что он делал год до этого? Тоже наблюдал. По сути, ему плевать на судьбы украинок.

Думаю, все понимают, какое эмоциональное состояние было у Леси в тот момент. Разговор состоялся в четверг, за день до нового матча. Я сидел неподалеку в лобби гостиницы и практически все слышал. А когда Леся закончила разговор и подошла ко мне, я увидел, что у нее пелена на глазах. Рассказала мне в подробностях, что ей отвечал Саймон. Честно, хотелось просто «размотать» функционера этого. Но Леся меня удержала – мы продолжили подготовку к матчу с Векич.

Цуренко была просто никакая, и я даже предложил ей сняться с турнира, на что она ответила, что не будет этого делать. Мол, раз приехала, то нужно сражаться до конца. Леся вышла на матч, первый сет провела просто ужасно, проиграла его. Ну а потом сжала зубы и вытянула поединок. Я ждал два с половиной часа, пока она выйдет из раздевалки.

Оказалось, все это время Леся рыдала, у нее была истерика. Она мне потом сказала, что перед глазами стоял Стив Саймон, она в голове прокручивала его слова о том, что россияне и белорусы вольны думать и говорить о войне в Украине то, что хотят. Даже если будут поддерживать войну – это их право. Леся ни о чем другом не могла думать.

– А в следующем круге Цуренко должна играть как раз против белоруски Арины Соболенко.

– Да, против теннисистки, которая поддерживает режим лукашенко и за год ни разу не выступила против войны. Она даже давала понять, что для нее это нормально, она ничего плохого не делает, – сказал Власов.

Читайте также:
Тренер Цуренко: «Соболенко – двуличная подружка лукашенко»

По материалам

Добавить комментарий

Кнопка «Наверх»