Легкая атлетика

ПРОЦЕНКО: «Я собирался на чемпионат Украины, а проснулся и началась война»

Getty Images/Global Images Ukraine. Андрей Проценко

Две недели назад украинский прыгун в высоту Андрей Проценко выиграл серебряную медаль на соревнованиях в Банской Быстрице, показав результат 2.32 метра. Это его лучший результат не только в сезоне, но и за последние два года, если считать турниры в помещении.

Начало войны Проценко встретил в Херсонской области, где некоторое время провел в оккупации.

– Ваш родной Херсон в прошлом году был оккупирован почти 9 месяцев. Что вы чувствовали все это время?
– Самой тяжелой была неизвестность в будущем. Я не думал, что смогу тренироваться и соревноваться. Сначала я все забросил, потом потихоньку стал что-то делать, но не для спорта, а чтобы держать себя в форме. В любом случае, спортивная подготовка должна быть, даже если будешь воевать.

– Когда все началось, вы находились в Херсонской области?
– Да, я находился на другом берегу Днепра, у родителей жены. Я собирался ехать на чемпионат Украины, хотел взять жену, а дочь оставили у родителей. Вечером отменили чемпионат Украины, а утром мы проснулись, и началась война. Мы собрали вещи и поехали через Днепр, через мост к дочери. Обратно уже побоялись ехать, потому что за нами через час ехали знакомые, и они уже не смогли проехать через мост, потому что там уже находились российские военные. Так я остался там, месяц пробыл в деревне. А потом потихоньку, знакомые и тот же тренер, начали подталкивать меня, чтобы я уезжал. Плюс, нужно было убедить жену собраться с мыслями, что нужно ехать. Некоторые знакомые подсказали нам, что есть путь для выезда.

Первый этап – мы выехали в Херсон, была неизвестность, сколько блокпостов на этих 60 километрах дороги. Нас пугали, что их там около 15. А было только два: перед Херсоном и на въезде на мост. Проверили документы, телефоны, пропустили. В Херсоне мы сидели и смотрели в телеграм-каналах возможности, по каким дорогам можно было бы выехать. Но когда мы приехали, то там не было возможности проехать.

Со мной связался волонтер, предлагавший помощь в выезде. Но у нас был транспорт. Этот волонтер вывозил людей на автобусах. Он смотрит легкую атлетику и хотел помочь. Потом мы потихоньку смотрели и увидели, что через Снигиревку появился выезд. Мы нашли маршрут, по которому ехали люди. В этот день вместе с нами уехало немало людей. Нас на блок-постах спрашивали, почему так много машин уезжает, но мы говорили, что ничего не знаем. Сначала мы говорили, что едем в Снигиревку к родственникам, потому что боялись, что нас могли развернуть. А возле Снигиревки говорили, что ехали в Кировоград (Кропивницкий). Нас пропустили, потому что с нами были дети. Это нам помогало на блок-постах. Все смотрели, что мы семья, потому что в паспортах у нас одинаковая фамилия.

– В итоге, вы выехали на Кропивницкий?
– Да, я думал остановиться там и переночевать, но мы сразу поехали аж в Хмельницкий. Попали в город уже во время комендантского часа, потому у нас проверяли документы на блок-посту.

По материалам

Добавить комментарий

Кнопка «Наверх»